Барный перепихон с маленькой сучкой
Барный перепихон с маленькой сучкой
4.2 из 5
уже прочитали: 5 836
оставили отзыв: 0
4.2 из 5
уже прочитали: 5 836
оставили отзыв: 0

Она была невысокой, с маленькой грудью и очень худой. Любила вести себя вызывающе, надевать откровенные наряды, на бедрах были татуировки. Мы познакомились, когда были на дне рождения у друга, много пили, веселились, шутили. В тот вечер шутки иногда были за гранью, но это можно было списать на алкоголь. Она пила очень много и вела себя очень развязно.

Я подошел к барной стойке, где она сидела и разговаривала с барменом. Ну как сидела, она стояла на коленях на барном стуле, облокотившись на барную стойку, выставляя свою маленькую задницу в коротких джинсовых шортах на показ всем. Я даже не успел ничего сообразить и как-то на автомате подошел к ней.

— Тебе удобно? — спросил я, улыбаясь. Она повернулась ко мне и рассмеялась.

— Ты знаешь, очень. А что? — игриво спросила она.

— Да ничего — я как-то смутился. — Просто красиво.

— Нравится? — кивнула она на свою попку — Не стесняйся, — сказала она, смеясь и отвернулась.

Понять, чего конкретно стесняться не надо, я все равно не мог, поэтому мой пьяный мозг сгенерировал самое логичное действие, которое он мог в этой ситуации. Я положил руку ей на попку и несколько раз сжал, проникая большим пальцем между булочек. Она повернулась.

— Ого, я вообще-то думала, что ты меня просто обнимешь — все еще со смехом сказала она.

С одной стороны она не попросила убрать руку, с другой явно не ожидала такого вторжения. Возможно, в другой ситуации я бы вел себя по-другому, но сейчас мне стало интересно, что мне разрешат делать, а что нет. В баре туда-сюда сновали люди, кто-то явно смотрел на то, как девчонку лапают за задницу и проходил мимо, кто-то может поглядывал, но в целом, в барах и не такое бывает. Я продолжил мять её попку, внаглую касаясь области её киски, вдавливая руку в промежность.

— Так я и обнимаю, — сказал я и подошел ближе к стойке, оставляя руку на заднице, иногда касаясь киски. Я присоединился к её беседе с барменом, её знакомым, иногда поглядывая, как меняется её лицо в зависимости от моих движений. В некоторых точках оно менялось, и когда бармен отворачивался, она поглядывала на меня, пытаясь мимикой передать возмущение, но продолжала с ним говорить.

Я подловил момент, когда говорил бармен, нагнувшись за бокалом и положил большой палец между булочек, давя на клитор. Интересно, видел ли это кто-то еще? Она беззвучно открыла рот, посмотрела на меня, убрала руку со свей попки и села на стул. Разговор продолжился. Мы продолжали шутить, смеяться, похоже она не расстроилась, в её отношении не было заметно злости и дистанция не появилась.

Я предположил, что просто перегнул палку, но я уже завелся и мне хотелось к ней прикасаться. Я облокотился боком о барную стойку, опустил руку и положил её чуть выше колена, она никак не отреагировала. Я начал гладить её ногу, поднимаясь к бедрам, касаясь внутренней стороны бедра, залезая пальцами под шорты. Это было уже гораздо менее заметно другим, чем в предыдущей позе, хотя с определенного ракурса можно было рассмотреть, как её лапают. Но её это, похоже, не смущало.

Я обнаглел настолько, что пальцами начал давить на вторую ногу, она поняла намек и немного её отодвинула. Я понял, что вечер будет интересным. Мои пальцы прошли по внутренней стороне бедра, под шорты, я почувствовал ткань трусиков и тепло, которое шло от киски, пальцы доставали до половых губ. Она посмотрела на меня. Это уже был не удивленный взгляд, в нем читалось возбуждение и интерес, она улыбнулась. И сделала то, после чего мой член просто стал каменным.

Она немного отодвинула ногу, на которой была моя рука и мои пальцы оказались на её киске. Я улыбнулся ей в ответ, постарался максимально закрыть телом происходящее и проскользнул под трусики. Мои пальцы игрались с ней, она уже была мокрая и от некоторых движений немного подергивалась. Отвечать бармену она стала совсем тяжело, иногда стала тихо выдыхать. С другой стороны подошли люди и мне пришлось придвинуться еще ближе, бармен пошел их обслуживать.

— А теперь тебе удобно? — спросил я, глядя ей в глаза. Мои пальцы подобрались ко входу во влагалище и замерли там.

— А почему мне должно быть не удобно? — спросила она, сохраняя свой настрой, в который примешалось возбуждение.

— Действительно, — мои пальцы начали заходить в неё, насколько это было возможно в этой ситуации. — Почему же?

Два пальца зашли на глубину фаланги, её киска отозвалась еще большими выделениями. На лице отобразилось возбуждение и пресс напрягся. В этой позиции ничего больше было не выжать. Я решил отступить и убрал руку. Поднес пальцы ко рту и облизал их.

— Вкусно, мне нравится.

На её лице была гамма из удивления, возмущения, возбуждения и интереса.

— Это ты еще, считай, не пробовал. — ответила она, решив продолжить флирт.

Мне очень нравилось, как она себя вела, если она чего-то и боялась или стеснялась, то это было так глубоко спрятано, что наружу доходили только вызов и свобода, которые подогревали мой азарт заполучить её. Мы были посреди бара, возбуждены, пьяны и у меня не было плана на дальнейшее развитие событий. Ехать было некуда, а продолжения хотелось.

— Я отойду... — сказала она, встала со стула и пошла в сторону уборных. Я некоторое время стоял и думал, идти за ней или не идти, пока не созрел вполне очевидный план. В туалет была очередь, поэтому я смог её догнать.

— Мне тоже захотелось.

— Да ты что? — спросила она и посмотрела на мою ширинку. Член все еще заметно выпирал. Она улыбнулась.

— Ага, много выпил — сказал я с улыбкой.

— Обычно, когда много пьешь, должно быть весело.

— Ты знаешь, совсем не грущу.

Сзади подошли ребята и заняли очереди. Дверь одного из двух туалетов открылась, оттуда вышел немного пьяный парень.

— О, я пошла! — она зашла в туалет и начала закрывать дверь.

— Я с тобой... — задержал я дверь, проскочил и закрыл её.

— Ну это надолго. — послышалось от ребят в очереди.

Я повернулся к ней, её глаза округлились, и она сказала с возмущением.

— Эй, ты чего творишь?

Я подошел к ней, положил руку на задницу и начала целовать. С паузой, но она ответила, моя рука гладила её ягодицы под шортами. Она через время отстранилась.

— Это всё, конечно, приятно, но я действительно в туалет хочу.

Я смотрел ей в глаза. В них основным тоном шло возбуждение. Я протянул руки к шортам, расстегнул пуговицу и ширинку.

— Я не помешаю — низким, возбужденным голосом сказал я.

Она удивилась услышанному и видно было, что перепугалась. Я спустил её шорты до щиколоток, поднял рукой одну ногу, затем вторую, снимая их. Её как будто парализовало и она только отвечала на мои действия. На ней были черные трусики, на ощупь приятные, я немного погладил её через них, смотря на неё снизу. Я встал и положил шорты на раковину.

— Давай, садись — сказал я, взял её за талию и начал аккуратно подталкивать к унитазу.

— Но…

— Тише, тише — я не дал ей договорить, она уперлась ногами в унитаз. Я опустил сидение, спустил её трусики до колен, засунул пальцы между половых губ и начала гладить. Она закрыла глаза, на лице отражалось удовольствие. — Теперь садись.

Я взял её двумя руками за талию и сильнее надавил, она села на унитаз. Она смотрела на меня глазами полными страха и неловкости, от былого выражения лица шальной девчонки не осталось и следа.

— Но я стесняюсь, мне стыдно — она начала говорить.

— Я знаю. — Я поднес руку к её горлу и немного сжал. Передо мной сидела немного напуганная и сильно возбужденная девушка, которая сдалась мне. Она покраснела, отвернулась и послушался звук струи. Я взял её футболку и снял с неё. Под ней не оказалось лифчика только маленькая, симпатичная грудь. Она все еще переживала своё унижение, но оно отдавалось огромной волной необъяснимого удовольствия. Её нравилось то, что с ней сейчас происходило, хоть ей и казалось это очень грязным.

Она давно хотела в туалет, поэтому сейчас она ждала, пока мочевой пузырь опустошится, и это длилось сильно дольше, чем она хотела. Я лапал её грудь, струя становилась слабее и закончилась, она посмотрела на меня. Её глаза застилало туманом возбуждения, я понял, что я могу делать с ней все что захочу. Она выглядела, как маленькая беззащитная сучка и это меня сводило с ума.

— Открой рот, высунь язык.

Она подчинилась и сидела так, пока я расстегивал свою ширинку. Она уже понимала, что её сейчас будут трахать и скорее всего грязно, и её это заводило, в голове были только образы секса и ноль понимания реальности. Я достал свой член и положил ей на язык, она обхватила его губами, но я остановил.

— Подожди, я тебе не говорил сосать — я вытащил член из её рта, залез в него пальцами, взял язык я вытянул его. Её взгляд стал совершенно блядским. — вот так и сиди, пока я не скажу. Она замерла. Я еще раз положил член на язык, она не пошевелилась, и я начал медленно вводить его в рот. Когда ввел половину ствола, положил руку на затылок и начал проталкивать глубже, в глотку, насколько получалось.

Она начала издавать звуки, характерные рвотным позывам и я так же медленно вывел член изо рта. Потом опять начал вводить член ей в рот. Я делал это нарочито медленно, чтобы у неё было время на ожидание члена в своей глотке, переживания дискомфорта, а потом релиза. Я немного ждал, прежде чем снова ввести член ей в рот, смотрел ей прямо в глаза и продолжал экзекуцию.

Её подбородок и губы были измазаны в её слюне и выделениях, она почти не двигалась и явно ждала, что будет дальше. Мне нравилось наблюдать за этой картиной: миниатюрная, голая женщина, на унитазе со спущенными трусиками, сидит с открытым ртом и ждет, когда я в следующий раз засуну член ей в рот.

Я решил сменить тактику, взял её за шею, немного приподнял голову вошел в рот и начал быстро двигаться, трахая её до самого горла. От раздражения слизистой на её глазах проступили слёзы, немного растеклась дешевая тушь и её образ стал еще более развратным. Она смирно принимала член, звуки позыва стали сильнее, и я сначала ненадолго остановился в глотке, а потом вынул член.

Большое количество слюны вытекло на подбородок, и она начала капать ей на бедра. Я взял её трусики и снял с неё, сжал их одной рукой, а второй залез между бедер, раздвигая её ноги. Когда я коснулся её клитора, она простонала, убрала язык и закрыла рот. Я стал ускоряться, стимулируя её клитор, она стонала с закрытым ртом. Я усилил давление и еще сильнее увеличил скорость, она вытянулась как струна и вцепилась руками в мою руку, пытаясь отодвинуться от моих пальцев. Я резко остановился.

— Аааа, — выдохнула она тихо со стоном, похоже она подобралась близко к оргазму, но я давил слишком сильно и ей стало больно. Я решил поменять вектор и начал очень нежно ласкать её клитор, слегка нажимая и наблюдая за ней. Я заметил, что на её лицо очень быстро вернулось возбуждение. Я продолжил ей мастурбировать, иногда проходя пальцами от клитора, по половым губам, ко входу, нежно входя в неё и возвращаясь.

Стон её стал глубоким, без ноток боли и она явно начал заводится сильнее. Дыхание учащалось. Второй рукой, в которой лежали её трусики, я начал вытирать с неё слюну. Сначала с бедер, немного с тела, потом с шеи. Когда я начал вытирать её подбородок и щеки её трусиками, она начала об них тереться, постанывая от удовольствия. Мы синхронизировались, её возбуждение успевало за моим темпом и стало понятно, что она вот-вот кончит.

— Открой рот! — резко скомандовал я. Она открыла, я засунул ей в рот её трусики и взял за шею, начиная придушивать, второй рукой стимулируя клитор. Её тело начало сжиматься, дыхание остановилось на несколько секунд, и в этот я еще сильнее прижал клитор. Она вскрикнула. Звук был громкий, хоть и приглушенный трусиками. Её тело расслабилось, покрылось испариной, мою руку обдало её соками. Я сам за это время вспотел. Она была немного в другой реальности сейчас.

— Поднимайся — сказал я, поднял её за плечи и поставил к раковине, лицом к зеркалу. Она уже понемногу приходила в себя и могла рассмотреть даже в зеркале свое лицо. Картина была та еще: с трусиками во рту, размазанной тушью и похотливым взглядом. После оргазма голова немного кружилась, по ногам текла смазка.

Я взял обе её руки, положил ей на бедра и раздвинул их её руками. Мы были разного роста, поэтому пришлось согнуть ноги, чтобы засунуть член в неё. Она была такой мокрой, что член зашел очень легко, я начал двигаться в ней, наслаждаясь теплом её узкой дырочки. Я взял её за волосы, натянул их, чтобы она смотрела в зеркало на своё отражение. Мне хотелось, чтобы она видела, какая она сейчас шлюха. Мне захотелось вжать её в стену, поэтому я прислонил её к соседней.

Она упиралась щекой и грудью к холодной плитке, пока я засаживал в её киску свой член. Я придавил её голову к стене и ускорился, трусики в её рту немного снижали громкость её стонов, да и она уже пыталась сдерживаться, хоть и получалось слабо. Она старалась двигаться мне навстречу и несколько раз насадилась так глубоко, что её накрыл еще один оргазм.

Ноги задрожали, она явно потеряла себя, я из неё вышел и дал опасть на колени. Это была прекрасная картина: посреди туалета сидит оттраханная мною, обнаженная самка. Я вытащил трусики из её рта и кинул ей в ноги, взял обе её руки, сжал одной рукой её запястья и поднял на головой, а второй поднес член к её рту и начал дрочить. Очень скоро первая струя ударила в её губы, вторая в щеку и немного попало на её тело. Я выжал все до последней капли и дал ей облизать, все, что осталось. Я отпустил её руки и немного отошел.

— Сиди так. — я достал телефон и сделал снимок, показал ей — Нравится?

— Блять, как я теперь выйду отсюда? – она рассматривала себя. – Скинь мне.

— Я помогу — я взял её трусики и начал вытирать свою сперму с неё. Я протянул её трусики — Наденешь?

Она посмотрела на меня, потом улыбнулась.

— Оставь себе.

Она оделась, привела себя в порядок насколько это возможно. Когда мы вышли, нам хлопали стоящие в очереди, мы поспешили уйти.

ОЦЕНИ РАССКАЗ:


Рассказ опубликован: 04.01.2022

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Барный перепихон с маленькой сучкой"

Оставить свой комментарий