Уроки минета моей жене. Часть 1. Армейский друг
Уроки минета моей жене. Часть 1. Армейский друг
4.3 из 5
уже прочитали: 2 110
оставили отзыв: 0
4.3 из 5
уже прочитали: 2 110
оставили отзыв: 0

Прошло полтора месяца после моего возвращения из армии. Я служил в РВСН. Не сказать, что служба была интересной, но что-то она всё же даёт. Меня зовут Иван Мошарский, мне двадцать два года, я работаю автомехаником.

Начну наверно с того, что в армию я попал, в первую очередь, чтобы можно было устроиться на работу без проблем, ну и ухаживать за своей новоиспеченной жены, за своей Катенькой.

С Катей мы еще познакомились лет в восемнадцать во дворе, когда я жил в Брянске. Девушка она очень хозяйственная, но болтли-и-ивая-я-я... о-о-о да-а-а... На свет сначала появился её язык, а затем полезла головка. Катя могла заболтать любого, она не останавливала свою болтовню безобразную никогда, с ней не соскучится даже самый заплесневевший компьютерный задрот, не имеющий личной жизни, она и таких разбалтывала или перетягивала на себя внимание.

Кто-то считал, что у Катюши поехал чердак, но, когда надо было, Катя выручала всех в нашей округе, она была как мамка для всех. Она много работала в сфере красоты по уходу за ногами, за лицом. Работала как Папа Карло, и всегда велись деньги у неё. Другое дело, дурные привычки. Катька любила винца попить иногда, не в больших количествах, но иногда моя любимая перебарщивала, хорошо, хоть не курила ничего кроме кальяна, который мы иногда себе делали.

Собственно, мы сыграли скромную свадьбу, накрыв стол во дворе дома моих родителей, но мать сразу меня предупредила, что жильё мы с Катей ищем отдельное, в дом чтобы я не приводил никого жить. Раз решил жениться, то самому пожинать плоды своих решений...

— Конечно нам надо отдельно жить, — согласилась Катя, когда я ей передал слова моей матери, — хе-хе, две хозяйки в одном доме не смогут ужиться!

— Наверно... — сказал я, — но мне нужно устроиться на работу, а с этим сложности, я ещё не служил после техникума.

— Так иди, чего сидишь? — смеялась Катя, сидя за столом в день свадьбы, — тебе в любом случае нужна работа, не мне же одной нас кормить, да и точно здесь жить не сможем, любая женщина со мной с ума сойдет! — продолжала иронизировать моя смешная супруга.

— Как же я тебя тут одну оставлю? — спрашивал я, — Я с ума сойду без тебя целый год... вдруг...

— Что вдруг? Вдруг меня украдут? Или вдруг я найду другого? Ну если будешь сидеть без работы, то вдруг наступит очень скоро, ха-хах...

После этого было решено, я пошёл служить.

...

Первое время в армии было тяжело, всем доставалось от старослужащих, но всё было терпимо. Я достаточно хорошо научился полировать бляхи на ремнях и создавать разные фигурки из монет или других кусочков металла. Старослужащим это понравилось, и некоторые парни за меня замолвили, так что я достаточно неплохо был устроен.

Далее было пара косяков, которые пролили на меня не лучший свет, отношения с сослуживцами моего призыва ухудшились, была пара передряг, и я попал в наряд в третью смену. Ко мне тогда подошёл Пётр Чиглинский, крепкий парень невысокого роста, который перенял бразды правления после ухода старичков.

— Ну что, Вано, что делать будем? — спросил Петя, — я же тебе говорил, что сколько не лижи жопу старичкам, дослуживать тебе со своими ребятами придётся, и за своих тебе нужно было думать в первую очередь.

— Ну я не был крысой, я всегда делился едой с ребятами, вместе со всеми отжимался и проходил ту же службу, а теперь меня решили на туалеты поставить и зачмырить... — расстроен я был сложившейся ситуации.

— Убираться будешь? — спросил Петя.

— Нет, не хочу.

— Тогда на губу заберут тебя, а там если не уберёшься, то уедешь на дизель с такими козырями, а тебя вроде дома жена ждёт.

— Ждёт, но я не хочу убираться здесь. Если бы к уборке в туалете все добросовестно относились, то я бы убирался как все, а здесь в эту смену ставят одних и тех же, чтобы разделить опущенных от остальных.

— Да-а-а-а... но сам виноват, Вань, ты же подставил ребят, когда заснул на дежурстве. Позвонили из ген. Штаба, а ты дрых, потом из-за тебя всех подняли в четыре ночи, и сутки держали всех дежурных без сна. Приходилось каждые полчаса отвечать каждому номеру «местность осмотрел, замечаний нет».

— Помню...

— Да и хоть ты со всеми всё делал и делился, никто не сидел на шконке со стариками и не ел курицу, кроме тебя. Ребята тогда новые воротнички подшивали дедам, а ты сидел блатной среди них. В драки с дедами ты не лез, а Серёга и Денчик вместе со мной топили до конца, пока ты там на мировую шёл, разрешая проблемы через своих кентов.

— Да, но мы с тобой всегда были в хороших отношениях, просто у каждого был свой путь, я тебя лично не подставлял, и мы нормально общались, я тебе помогал, когда мог.

— Согласен, Вань, поэтому я здесь, мне не наплевать.

— Так, как решить эту проблему, брат? Я убираться не хочу! — обрадовался я, что друган решил подставить мне плечо и помочь.

— Я отправлю сюда Ануфриева, уже договорились с ним, что он протрёт полы, раковины и смоет грязь возле очка веником. Парень молодой, ему всего восемнадцать и его тоже обижать не хочу, поэтому ты достанешь ему целую курицу, а я поговорю с Алояном из твоего дивизиона, чтобы тебя больше не ставили в третью смену.

— Спасибо, Петюня! — обрадовался я, с сердца будто камень упал.

— Погоди, Вань, у меня к тебе тоже будет просьба, — притормозил меня Петя, — но это никак не связано с тем, что я тебе сейчас помог, это уже на твоё усмотрение.

— Конечно, брат, спрашивай.

— Сколько тебе до дома осталось?

— Три недели.

— Ты вроде говорил, что с женой сразу в Москву поедете?

— Ну да, жена хочет, чтобы мы больше заработали, а то в Брянске работы мало, и мы думаем поехать на заработки в Москву. Мы хотим свой дом, свою машину.

— Отличный план, брат! — обрадовался Петя, — видишь ли, мне до дома ещё целых два с половиной месяца, почти под Новый год, но время летит, и надо как-то решать эти вопросы. Я не могу возвращаться назад в Архангельск, у меня там плохие отношения с отчимом, все знакомые либо пьют, либо в тюрьме.

— Да-а-а... так ты хочешь узнать, могу ли я тебя принять у себя?

— Да, как ты на это смотришь? Я думаю приехать, поискать работу и умотать от вас после первой зарплаты, чтобы сильно не напрягать.

— Да в принципе можно, мы сами не знаем, какую квартиру мы снимем там, возможно будет тесно, но я сделаю всё что смогу, не в службу, а в дружбу!

Мы пожали руки и обнялись, на этом и порешали, что когда разрешим сами вопрос с жильём вместе с Катей, то я обязательно позвоню Пете, и сообщу что и как.


Меня встретили в родном крае все мои друзья вместе с женой, моя семья. Мы покутили немного в честь моего дембеля, и уже на следующее утро вместе с Катей пошагали в сторону ЖД вокзала, чтобы взять билеты в Москву. В столице для меня уже всё было готово, Катя разузнала неплохие цехи по авторемонту на первое время, я хотел в будущем заняться производством или тюнингом автомобилей, но авторемонт тоже неплохие деньги приносил, и уже вечером следующего дня мы оказались в Москве.

Квартиру Катя тоже быстро нашла, хват у неё деловой и договариваться она умеет, я её предупредил, что к нам может сослуживец заявиться, и он поможет немного деньгами, которые он подзаработал на службе.

Мы вошли в наш новый дом, я отдал хозяевам задаток за месяц и залог в половину от месячной стоимости, Катя и тут сумела договориться и разбить залог напополам. Я осматривал квартирку, жильё нас вполне устраивало, это была почти полноценная двушка, а точнее совмещенная кухня с залом, и отдельная комната, что вполне подойдёт на случай, если Петя заявится.

Ремонт здесь был средней паршивости, но нам вполне подходил, обустроиться здесь можно. Район достаточно цивильный, и до работы добираться нам было несложно. Катька, так вообще, месяц поработала в салоне, затем увела клиентов, и насобирала ещё на разных сайтах фриланса. Так она перевела свою работу на дом и ни с кем не делилась доходом.

Два заказа в день ей приносили от трёх тысяч, и ещё пол дня оставалось. Иногда у неё были заказы целый день, и поэтому доход её довольно часто переплёвывал мой собственный. Катя строила планы по открытию своего салона, хотела пойти ещё учиться на косметолога. В общем, жена пробивная, да и не только...

Моя Катенька, это что-то... она была скромницей в школе, хоть за неё старшаки друг другу лица ломали. Отец у неё, Сергей Александрович, был майором, и в семье было непозволительно заводить дурные связи, он держал Катюшу в ежовых рукавицах, хоть Кате и было много чего интересно попробовать. Она боялась под страхом смерти не вернуться домой до девяти вечера, её подруги боялись даже гнева отца, ведь если он что узнает или увидит, то об этом узнают и родители подруг.

Всё что не имело высшее образование, а в случае мужчин ещё и военной службой, считалось для него мелюзгой и несерьёзным объектом для восприятия в качестве личности. Именно «всё», а не «все», потому что для него это объекты до тех пор, пока не произойдут определенные события в жизни этих людей.

Но конечно же, у Кати был молодой человек с шестнадцати лет, он был старше её на два года, но она его быстро переросла, и уже через два года её первая любовь закончилась уходом с её стороны. Меня она полюбила за моё спокойствие, доброту, ну и наверно за внешность.

Я высокий парень, метр девяносто, немного худощавый, правильные черты лица, очень аккуратные, и... длинный хуй, средней толщины. На службе даже и не вспомню, чтобы у кого-то был такой хуй, как у меня, около двадцати сантиметров длины, и дрочить его не очень удобно, особенно в армии. Сексом заниматься тоже иногда неудобно, и устаю немного, но в целом Катя довольна была, что у её мужа такой красавец внизу прикрывает тыл.

Сама Катюша внешне — маленький и пышный ангелочек. Да, она не была стройной худышкой, но всё шло куда надо. Она не была толстушкой, у неё была пышная попа, пышная грудь, и не особо широкая талия. Рост у неё маленький, около ста шестидесяти. Личико у моей красавицы напоминало бейби фейс, такое всё детское и невинное, искренняя и радужная улыбка, белоснежные волосы, простота и легкость, никаких пафосных манер, хоть и внешний вид её не вызывал целомудрия, тем не менее, девочка она у меня хорошая.

В наших отношениях было заведено, что табу в сексе — это единственное отклонение от нормы. То есть, пробуем всё, а если не нравится, идём дальше. Мы молодые, красивые, и несмотря на сильный контраст в темпераменте и внешних данных, нам было хорошо в сексе...



Устроившись на работу, я выбил себе дневную смену несмотря на то, что не хватало человека в ночную. Карим, который работал днём, не ладил с Борисом, и предпочёл работать один в ночную смену. С Борей у меня получше отношения сложились, чем у него, потому что Боря просто недолюбливал кавказцев, и старик часто напивался и лез с наездами на Карима.

Итак, у меня был дневной график с восьми утра до девяти вечера, два через два. В свои выходные я обычно занимался музыкой, записывал ролики для своего канала на ютюбе и играл немного в компьютерные игры.

Работа меня устраивала, деньги платили всегда сдельно, половину отдавали откатом за цех, другую половину делили поровну с Борей. Катя, правда, была недовольна, что я не ищу возможность устроиться инженером сборщиком в франшизу какой-нибудь машиностроительной компании, но такие козырные места с неба не падают, и искать нужно долго, а вернувшись со службы, я сильно заскучал по музыке, хотел немного отдохнуть, перевести дух.

За две неделю до Нового Года мне поступил звонок на телефон.

— Алло?

— Привет, Вано! Как жизнь?

— Это кто?

— Не узнаёшь? Петя я.

— Какой Петя? — спросил я, хотя догадывался какой.

— В каком смысле, какой Петя? Служили с тобой, алё!

— Да я не служил, и я не знаю никаких Петь! — решил немного поиздеваться над другом, — Вы что, молодой человек?

— Ты там что, Вань, об забор уебался? — подкипел мой собеседник.

— Ха-ха! Шучу! — весело заржал я над своим товарищем.

— Ну тебя нафиг! Я уже билеты в Москву купил, а у тебя вдруг с памятью проблемы начались!

— Ну всё уже, посмеялись и хватит! — успокаивал я друга, — у меня всё хорошо, работаю, жена тоже работает.

— Обустроились в Москве? Сможете принять меня?

— Ну да, куда теперь деваться, не на вокзале же тебе ночевать! — продолжал я шутить над Петюней, подрасслабился на гражданке, и чего-то занесло в разговоре.

— Ты там давай, на поворотах-то поаккуратнее!

— Ты-то как? Сержанта выбил себе на дембель?

— Прям под самый конец! Хотели младшим отправить, но когда за ночь тебе пол роты собирает новый ламинат у тебя дома, то и не такое сделаешь для дорогого солдата.

— Ого! Сколько всего я пропустил!

— И хорошо, что пропустил! — тяжело вздохнул Петя, — Алоян на тебя зуб точил за ту весёлую ночь на дежурстве, он хотел тебя закошмарить перед отъездом со своими ребятами, но был на дежурстве и прозевал твой отъезд.

— Ничего себе, прям искал меня?

— Да, в итоге я сказал, что ты уехал, и он на меня тоже зол был, что я за тебя впрягся.

— И что в итоге?

— Была потасовка лёгкая, он начал накалять обстановку с каждым днём, и неделю назад зацепились, слово за слово, ну и вцепили друг в друга, начали колотить, парни разняли.

— Вот падла! — я был в шоке, друг за меня все шишки собрал, пока я тут развлекался в Москве.

— Ладно, хер с ним! Он на губе пятнадцать суток отсидел, придётся ему тут и Новый Год, и Рождество встречать, на то и злоба на всех! Отрывается как может.

— Когда дембель? — я решил уточнить у Пети.

— Двадцать седьмого числа, в двенадцать сажусь уже в поезд на Москву.

— Отлично, Петюнь, ждём тебя.

— Спасибо, дружище, на связи! — Петя положил трубку.

Стрельнув сигарету у Бори, я присел на табуретку возле выхода и закурил. «Да-а-а-а... Алоян этот, конечно, идиот» — подумал я. Петя, конечно, мужик, выручал меня, надо бы и ему помочь.

Вскоре наступил вечер двадцать седьмого декабря, на пороге стоял Петя, красочно одетый в дембельке, с красивым букетом цветов для Кати в одной руке, и бутылкой белого рома в другой.

Приезд Петюни отметили хорошо. Выпили за его дембель, за знакомство с Катей, ребята сразу нашли общий язык, да ещё бы, чтобы Катя кого-то не разболтала. Петя был приятно удивлён, увидев мою Катю в живую, ведь не только прекрасный собеседник и хорошая хозяйка, да ещё и красавица какая.

— Эх, Ваня-Ваня, какая же у тебя прелестная жена! — Петя посылал через меня тёплые комплименты моей жене.

— Ой, чего это мы так запели? Неужто шарлотка так понравилась? Или градус поднялся? — иронизировала Катя.

— Ну что вы, мадмуазель? Обижаете... — продолжал шутить Петька.

— Вообще-то не мадмуазель, я замужняя девушка, между прочим!

— О! Давайте за это выпьем, за вашу семью и за её благополучие!

Зазвенели наши бокалы, мы продолжали смеяться и праздновать возвращение друга. Кате Петюня понравился, они намного больше общались между собой, а моё внимание больше было приковано к бюсту моей жены, она была неотразимо наряжена. Катя надела на себя прекрасное черное платье, форма у платья была что-то вроде корсета с юбкой-солнышком, немного выше колена, только цельное, без ткани на плечи и рукава. Понятия не имею, как разделяются названия у платьев, но оно на ней сидело неотразимо, и подчеркивало её бёдра и бюст.

Прошло несколько часов наших посиделок, меня уже конкретно рубило, а ребята всё находили, о чём поговорить. То о религии, истории, то о стремлении достичь каких-то целей. Такие разговоры нравились жене, и Петя, который был год обделён каким-либо женским вниманием, хорошо воспользовался этим. Мне и самому импонировало, что моя жена интересна другим мужчинам, и фантазии разные крутились в голове на тему секса втроём с ещё одним мужчиной или девушкой.

Но, в любом случае, предпринимать какие-то попытки заняться сексом втроём у меня желания не возникало, да и Катя неизвестно как могла бы отреагировать на такое. Но такие моменты, когда твою жену «крадут» у тебя на разные разговоры, определённо задавали волнительный импульс в нервную систему, что потом сказалось на нашем сексе с женой в этот вечер, мы сразу же набросились друг на друга, вцепившись в лица, расцеловывая друг друга.

Катя однако имела конечно же свои недостатки. Она была ещё той мегерой время от времени. Конечно, за такой улыбкой, импульсивным характером, скрывался борец за справедливость, но справедливость определяла именно она, именно она пыталась определить справедливость в той или другой ситуации. Я бы назвал её абьюзером, ведь она старалась свою реальность переносить на реальный мир. С такими людьми тяжело, но я человек терпеливый, свою жену я люблю, она меня тоже, у нас множество общих интересов, мы друг от друга ничего не скрываем, по крайней мере, мне так кажется.

Наступило утро, солнечные лучи простреливали сквозь тюль прямо в глаза. Я угрюмо приоткрыл веки и убрал свой взгляд в сторону выхода, где по идее должна была лежать жена, но её там не было. Голова немного разболелась после вчерашней посиделки, я надел длинные шорты и выскользнул в сторону ванной. По дороге я увидел, как Катя и Петя сидели за столом и завтракали.

— Йо! Шалопай наш проснулся! — с утра пораньше шутил мой сослуживец.

— Ха-ха, доброе утро, Ванюш... — весело смеялась жена, здороваясь со мной.

Катя сидела в своём шёлковом халатике жемчужного цвета прям перед Петей, который не мог не заметить, как её дойки выпирают и просятся наружу. Сидя за барным столиком, который разделял кухню и общий зал, Катя выглядела завораживающе горячо.

Барный столик, за которым все завтракали, был выше обычного кухонного стола, и стулья были с небольшими сиденьями на высоких ножках, таким образом, моя жена сидела максимально выпрямившись, и её халатик еле сдерживал её молочных подруг, кое-как фиксируясь на фигуре, всё обтягивая, оставляя огромный вырез меж сисек, подчёркивая их мощный размер. Снизу ляхи моей жены также торговали, вывалившись за пределы сиденья.

С этой картиной в голове я зашёл в ванную комнату и со скоростью пулемётчика начищал зубы. Усевшись рядом с женой, я начал понимать, что не всё так просто складывается, и конечно нужно будет как-то осторожнее выбирать домашний гардероб, учитывая, что зал и кухня у нас совмещены. Другу-то, есть где спать, но нельзя же так дразнить голодного мужика.

Сам Петя меня мало смущал своим внешним видом. Парень он широкоплечий, крепкий, но мы с ним очень отличаемся, и жена вряд ли будет на него обращать внимание. Петя ростом около ста семидесяти пяти, что на порядок ниже меня, бледно-серое лицо с щетиной по всей поверхности челюсти, и грубая треугольная короткостриженая голова. Я, наоборот, оброс после службы и снова начал носить небольшую, но аккуратную бородку, которая хорошо сочеталась с моим пунцовым лицом и широким разрезом глаз. Эдакий Ди Каприо деревенского разлива.

Но жене нравилось общаться с Петей, они находили о чём поговорить, постоянно весело смеялись. Катька, то и дело, целый день проходила в халатике дома, виляя перед нами своими булками.

— Любимая, может, стоит надеть что-то более приличное, пока у нас гостит Петя? — спросил я жену, когда она зашла в спальню.

Я играл в этот момент в Овервотч, Кате не нравились мои игры, но она понимала, что у каждого человека есть свой уголок, поэтому не серчала сильно, но в момент моего вопроса что-то на неё нашло...

— Снова играешь... — недовольно вздохнула жена.

— Ну да, а причем здесь игры? Ты переоденешься? — спросил я, немного недовольный сменой темы разговора.

— Да, переоденусь, но вроде халат не прозрачный и всё плотно закрывает.

— В том то и дело, что плотно, и вся твоя фигура подчёркивается.

— Ну я же не ханжа, Ванюш, ничего такого в этом нет.

— Согласен, мне самому нравится, когда на тебя смотрят, но Петька тоже человек, у него девушки год не было, а парню двадцать пять, голодный до девок.

— Наверно, но халат не настолько откровенный, чтобы меня за него отчитывать, и нормальной длины, чуть выше колен.

— Чуть выше? — опешил я, — может он и был бы чуть выше колен, если бы не твои широкие бёдра, которые стягивают его почти до пупа, когда ты садишься.

— Кошмар! — покраснела жена и засмеялась, — а я даже и не заметила...

— Ну так я тебе и говорю.

— Сейчас переоденусь.

Когда жена вышла на кухню, я уже закрывал ноутбук и выходил вслед за ней, но перед выходом услышал голос Пети.

— А ты чего переоделась? Вроде такой удобный халат, и так хорошо на тебе смотрелся... — подал воющий голос мой сослуживец.

— Ну да, удобный, но не хочу никого дразнить своим видом, всё же ты в гостях у нас, не хватало ещё тебя в обморок уронить... — смеялась жена.

— Ха-ха... ну и жопа ты! — сказал Петя.

В следующее мгновение послышался шлепок.

— Эй! Хулиган, щас получишь у меня! — крикнула жена и они оба рассмеялись.

Я вышел из спальни и увидел, как жена со скалкой в руке пытается поймать Петю, который кругами бежит от неё вокруг дивана.

— Вано, спасай! О-о-о-о! — выкрикивал Петя, удирая от моей жены.

— Хе-хе-хе... что случилось-то? — угорал я.

— Да ничё! Ходит тут шлепки выписывает, хам! — хохотала Катя.

Как потом я понял, Пете не понравилось, то что Катя его передразнивала и он подошёл и шлёпнул её по заднице, да так, что перед сном, когда Катя сняла шорты свои и облачилась в тёмно-сиреневую пижаму, я успел увидеть след от его пятерни на Катькиной попке. Эти заигрывания, конечно, бодрили нашу с Катюшей постель.

После очередного бурного секса, мы легли спать. На следующий день нам с Катей надо было съездить в гипермаркет, закупиться перед Новым годом, ведь потом уже времени не будет. Следующие два дня я работал и возвращался ближе к десяти уже без ног. Катя взяла много заказов перед Новым годом и старалась как можно больше заработать. Моя девочка за два дня сделала больше тридцати тысяч.

— Да, Катюш... — ответил я на телефонный звонок жены.

Мне оставалось 3 часа до конца рабочего дня, и впереди сегодня нас ждал Новый год.

— Вань, тут Петя, в общем, спрашивает не против ли я сходить с ним в кино. В Москве он никого не знает, а в кино очень давно не был. Я уже закончила все заказы, и он мне предложил сгонять перед твоим приходом.

— А вы успеете вернуться? — уточнил я.

— Ну да, сеанс через полчаса, думаю, к девяти уже будем дома.

Вдруг в трубке послышался смех жены.

— Что смеёшься? — спросил я.

— Да этот балбес снова за своё! Шлёпнул меня и говорит: «Поторопись».

— Ну-ка, включи громкую связь.

— Сейчас... всё, можешь говорить.

— Так, а ну отставить шлёпать ягодицы жены! Свою найдёшь и будешь шлёпать! А то в кино не отпущу!

— Есть отставить, товарищ рядовой! — смеялся Петя.

— Ну ладно, мы пошли, Вань! — сказала жена и повесила трубку.

Я продолжил работу, праздничное настроение постепенно наступало, Боря мне даже предложил по стопке выпить, но я ему напомнил, что мне сегодня садиться за его машину, которую он мне одолжил на два дня.

— А точно! Ну ничего, будь осторожен!

Меня отпустили с работы на полчаса раньше, и уже к десятому часу я оказался дома. Дома никого не было, но я не спешил набирать, мне нужно было смыть с себя всю грязь и скопившийся пот за целый день. Закончив дела, я вышел из душа и пошёл одеваться, жены с Петей всё ещё не было.

Уже прошло больше часа, а от ребят ни звука, я решил позвонить Кате.

— Да-а-а-а? — послышался радостный голос моей жены.

— Ну вы где, я уже больше часа дома вас жду.

— А-а-а-а... ты же вроде только приехать должен был, «ЭК!» — послышалась икота жены.

— Меня отпустили на полчаса раньше, и я быстро выехал на машине, — ответил я, — так где вы? Ты что, пила?

— Ну да, Петя взял собой в кино виски и аккуратно подливал нам в колу, начали немного раньше праздновать.

— А сейчас вы где? — снова спросил я, немного рассерженный, что жена игнорирует вопрос.

— А мы возле дома, на лавочке сидим и наблюдаем за снежной погодой и допиваем наш виски, — ответила жена, — мы думали, ты ещё не вернулся и решили тебя здесь дождаться, сейчас поднимемся.

— Хорошо... — ответил я.

Катя положила трубку. Ребята поднимались ещё минут двадцать, и уже близился двенадцатый час.

— Долго же вы! — поворчал я.

— Ну да, допить хотели, Вань, не кипятись.

Петя с моей женой были бодрые и весёлые уже.

— Ну, давайте переодевайтесь кому надо, я уже одет, надо выезжать в клуб, а то встретим Новый Год в машине.

Катя быстро забежала в спальню переодеться, а мы с Петюней её ждали в общем зале, иногда забегая на кухню, чтобы стыбзить какой-нибудь кусочек салата, подготовленный для нашего приезда после клуба. Жена вышла к нам в облегающем вязанном бежевом платье, который она купила перед праздником. На ней были белые высокие каблуки-лабутены, кончики волос она слегка закрутила, и зрелище было невероятно притягательным с её-то формами.

— Нужно услышать независимое мнение, — сказала жена и обратилась к нашему другу, — Петя, как ты считаешь, какое платье на мне лучше сидит, это или то, которое было надето на мне в вечер твоего приезда?

Катя покрутилась несколько раз перед нами, но больше для Пети, от чего я заулыбался такой интрижке.

— Не очень припомню, в чём ты была одета в тот день, но сейчас ты выглядишь просто космос! — откровенно признался мой сослуживец, у которого ком в горле застрял.

— Да, ты потрясающая, дорогая! — добавил я.

— Ну ещё бы, от тебя другого и не жди.

Все рассмеялись.

— Так, всё, двигаем! — скомандовал я и мы поспешили на выход.

Пока я вёл машину, ребята уже во всю веселились прямо в салоне, наливая себе в стаканчики старого доброго дядю Уильяма Лоусона. Я успел просчитать, что по этому маршруту ментам негде встать, чтобы остановить поток машин в четыре ряда. Если держаться всегда у левого ряда, то можно не переживать за этот вопрос.

— Налейте и мне немного, ребят.

— Ты уверен? А если мусора поймают? — спросил Петя.

— Да не, по левому ряду они нас никогда не остановят, да и выпить я хочу всего-то стаканчик.

Мне налили немного и добавили колы, хлопнув с ребятами по стаканчику, я бодро мчал в сторону ночного клуба....


Мы сели за столик в углу и заказали всем двойной виски с колой, после чего пошли на танцпол. Жена кружилась вокруг нас, другие ребята тоже пытались к ней подстроиться, но я был слишком заметным малым в этой толпе, и все видели, что дама со мной и с другом.

В отличии от остальных, Петюне можно было танцевать с женой, и иногда я с стороны наблюдал, как товарищ сзади подстраивается к Кате во время танца, и видно, что его небольшой бугорок в штанах трётся об её увесистые ягодицы. Жена никак не реагировала на такое нахальство, а только больше насаживалась назад на этот бугорок.

В один из эпизодов, пока я отходил, чтобы отпить немного из своего бокала, я в толпе умудрился заметить, как Петя нагло при всех шлёпнул мою жену сзади. На этот раз Катя только ещё шире улыбнулась и продолжала дразнить моего друга, потрясывая своими ягодицами по его бугорку.

Я вернулся на танцпол и украл у него свою жену.

— Как дела-а-а-а? — крикнул я жене под шумную музыку, — здесь так шумно-о!

— Всё классно-о-о! Давно хотела потанцевать! — в ответ кричала Катька.

Мы с женой наблюдали за Петюней, который должен был себе подцепить сегодня красивую невесту. Мы надеялись на это, чтобы мы могли вернуться домой вдвоём и продолжить наш банкет уже в постели с новой игрушкой, которую я успел купить втихаря в магазине для взрослых, пока жена примеряла вечерние наряды.

Но время шло, и Петя безуспешно возвращался к нам за столик, рассказывая о своих результатах.

— Динамо одно, ребят! Одна замужем, но сама без мужа с подругами в новый год вылезла, другая просто проигнорировала моё предложение потанцевать, а следующая вообще меня напугала, когда сказала, что ей семнадцать лет! Как она сюда прошла, не пойму!

Так и продолжался наш вечер. Мы заказывали двойной виски с колой, быстро его приговаривали, шли танцевать и через пять минут уже по новой заказывали. В три часа ночи мы поехали обратно домой.

Дома мы продолжали праздник.

Катя наготовила нам на Новый Год столько еды, что на троих хватит дня на три. Накрыв стол, я помог Пете сложить диван, на котором он спал, пока он принимал душ, и мы все уселись перед телевизором, включив музыкальный канал.

Для моего сослуживца мы с женой приготовили подарок — хороший парфюм от фирмы BOSS. А Петя, в качестве подарка, вручил мне упаковку, в которой лежала новенькая рубашка. Я конечно же примерил её, затем повесил в шкаф, чтобы не испачкать на пьяную голову.

Катьке он также подготовил подарок, хорошо упакованный в картонную бумагу. Жена осторожно разрезала краешек и подсмотрела что внутри, затем с румянцем на щеках подняла выпученный взгляд.

— Ого-о-о! Не стоило, Петюша.

— Так ты примерь! — предложил Петька.

— А что там? — полюбопытствовал я.

— Мне кажется, это халат... — ответила Катя, — сейчас пойду в спальню и посмотрю.

Катя удалилась на две минуты, мы с Петей шустро пропустили ещё по бокалу, и тут я обернулся и челюсть у меня просто отвисла.

Это был не халат, это была короткая черная ночнушка, с кружевными рукавами и кружевными полосками по телу, которые немного просвечивали тело моей жены. Я просто обомлел от такой красоты, мой сослуживец тоже замер как вкопанный, не зная, что сказать.

— Ну как? — спросила жена, а сама до жути засмущалась.

— Мне кажется, это тоже подарок для меня... — пошутил я, разрядив обстановку.

Мы все засмеялись.

— Ладно, пойду переоденусь.

— Нет-нет! — возразил я, — посиди так, тем более мы уже дома.

— Ты уверен? — переспросила Катя, бросая взгляд на Петю.

— Да, всё нормально.

Катя уселась на диван, задрав ножки под себя, а мы всё не могли оторвать взгляд, пока не выпили по стопке коньяка, который открыл Петька. Разговор начался с того, что мы утешали моего сослуживца в неудачной рыбалке в том ночном клубе. Катя даже пересела к другу и погладила его жалостливо по головке, но больше для смеха.

Петя немного прислонился локтем к груди моей жены, и я заметил легкие шевеления его руки через ткань. Катя, конечно, под хорошим градусом уже перестала замечать наглые, едва заметные прикосновения Пети, и просто продолжала болтать о всякой ерунде.

Постепенно наш разговор сменял одну тему за другую, пока мы не заговорили за интим. И речь была о том, что Катя пожаловалась Пете, что я прошу её делать глубокий минет, но она не может его исполнить как следует, хотя очень старается, и всё потому что длина моего члена чуть ли не до внутренних органов достаёт.

— Здесь не в размере дело! — поддержал разговор Петюня с полной серьёзностью в лице, — ты же понимаешь, что в тебя вполне может проникнуть нечеловеческая длина прибора?

— Это как? — спросил я с интересом, ведь этот вопрос и меня волновал.

— Да молча! Всё зависит от настроя, от доверия, от опыта партнёра, и от общей обстановки.

— Ну... не знаю, дружище, мы по-разному пробовали, и в ванне, и в кровати, и под разным углом. Больше, чем наполовину не заходит мой прибор... — рассмеялся я, — дальше любимую начинает подташнивать.

— Катенька, а после того, как он вынимает член, у тебя продолжается рвотный рефлекс? — обратился Петя к жене.

— М-м-м... нет вроде... — ответила жена.

— Вот тебе и ответ! Она боится тебя и не доверяет, — ответил Петя, — ей нужно сначала разработать глотку, привыкнуть, а потом уже пробовать с тобой снова.

— А как ей глотку разработать? — поинтересовался я.

— Можно игрушкой, но лучше с опытным партнёром... — ответил Петя, — я читал и слышал, что есть курсы по глубокому минету, но неизвестно, кому Катя будет сдавать финальный экзамен, если решится туда пойти, ты понимаешь о чём я... — намекал Петя на непредвиденные обстоятельства, где мою жену просто кто-то может выебать в рот.

— Да, мы туда точно не обратимся!

— Ну, понятное дело... — сказал Петя и о чём-то своём задумался, разглядывая мою жену.

Я всем снова налил по бокалу, и наш друг прервал тишину.

— У меня есть идея, учитывая вашу небольшую дилемму с минетом, — начал Петя, — я в этом вопросе достаточно опытный, чтобы научить практический любую девушку глубоко сосать, и я вам не какой-то чужой человек... — продолжал он свою речь медленно и осторожно, а мы с Катей с интересом слушали его предложение, хотя у всех давно уже взгляды потускнели и мы были сильно пьяными.

Петя залпом хлопнул свою рюмку, прервав свою речь.

— Так, не чужой человек... — согласилась жена, напомнив Пете, что он не закончил своё предложение.

— Да, именно! — Петя поднял указательный палец вверх, вспомнив, к чему он вёл, — я предлагаю провести несколько уроков по глубокому минету столь дорогой и прекрасной Екатерине, конечно же с вашего обоюдного согласия.

Мы с женой переглянулись и заржали во весь голос. Вот же пьяному угораздила такая мысль на ум!

— А что вы смеётесь? Катя хочет дальше через силу годами терпеть эти попытки? Да и ты с твоим прибором кого хочешь напугаешь, — заржал Петя, — в армии, помню, в баню сначала заходил хуй, а затем за горизонтом появлялся Ваня.

— Ха-ха! — рассмеялась жена.

— Ну, меня тоже трудно не заметить... — подчеркнул я.

— Так что скажете? Я завтра уже передумаю, а сейчас прекрасный случай попробовать! — продолжал смешить нас Петя, — ведь у меня и размер будет поудобнее, и никому раздеваться не надо, я просто достану член, и Катя будет учиться делать минет.

— Воу-воу! — воскликнули мы в один голос от потенциального представления прибора Петьки.

— А ты его помыл, прежде чем предлагать? — спросила Катя, удивляя меня своим вопросом.

— Так я сейчас сполосну! — сказал Петя и подскочил в ванную.

— Чего это на тебя нашло? — улыбчиво спросил я жену.

— Я просто спросила помыл ли он член, я не предлагала ему ничего... — заржала Катюша.

— Ну уже поздно, придётся отрабатывать! — я продолжал шутить.

— Ты уверен? — взглянула на меня жена, немного стянув улыбку, и смотря каким-то изучающим взглядом.

— Ну, ты же знаешь, что я шучу.

— Не знаю, у тебя всё что странно прозвучит, сразу превращается в «шутку»... — сказала Катя.

Я задумался и пожал плечами.

— Ну, если он действительно чему-то поучит, то можно попробовать, мы такое никогда не пробовали... — добавил я, вспомнив, что мы с женой всегда за экстремальные эксперименты, — интересно посмотреть со стороны, как моя жена сосёт, при том, что не мне.

— Да уж, а я думала в ванной извращенец сейчас намывает член, а нет, вот он извращенец сидит! — смеялась Катя.

— Так ты попробуешь? — с интересом уже спросил я.

— Нет конечно! — выпучила удивленные глаза Катя, но продолжала улыбаться.

Петя вышел из ванной и выключил внезапно свет в зале. Единственным светом был тусклый телевизор, от которого исходило совсем мало света из-за тёмного клипа. Мой сослуживец, нагло, бесцеремонно подошёл вплотную к моей жене, сидящей на диване, и достал из штанов свой член.

Я сидел боком и видел силуэт его прибора, поэтому мог точно сказать, что член у него был покороче моего, но в толщину ничем не уступающий. Катя коротко взглянула на член, а затем подняла свой пьяненький взгляд и посмотрела Пете в глаза.

— Всё хорошо, Вано! — повернулся коротко ко мне Петя, показав большой палец вверх, — сейчас проведём первый урок, и вы оба увидите результат... — добавил наш друг и слегка качнул своим тазом вперёд, прямо в сантиметре от лица моей жены.

Катя посмотрела на меня, продолжая улыбаться, и ждала какой-то реакции от меня. Я не знаю почему, но мне стало интересно, как жена будет делать минет Ване, притом я ощущал какую-то лёгкую власть с его стороны, свойственную его характеру ещё со времён, когда мы служили в армии. Приподнявшись с дивана, меня слегка качнуло от выпитого алкоголя и тусклого света.

— Мне надо в туалет... — вялым голосом произнёс я, и оставил ребят в таком положении наедине.

Быстро справив нужду, я сел на сидушку и задумался, как лучше поступить. Если жена сейчас начнёт возражать, то я конечно же выйду и остановлю этот пьяный беспредел, а если нет, то я думал, сколько мне здесь лучше прождать. Пять минут? Десять? Любопытство сжирало меня изнутри, и я понимал, что десять минут я здесь не просижу, тем более вряд ли жена решится на такое без моего присутствия. Через пару минут я вышел из туалета и на выходе замер.

Петя так и стоял, повёрнутый спиной ко мне, а Катя выпустила ноги из-под себя, расставив их широко на полу. Она медленно двигала своей головой вперёд-назад возле паха моего друга, и одна её рука исчезла в той же области и делала поступательные движения вместе с головой.

Руки Пети просто были откинуты по сторонам, но через минуту он осмелел и положил одну руку ей на голову.

— Да-а-а-а... вот та-а-а-ак... соси! — проговаривал он.

Ребята не обратили внимание на спуск воды в уборной, они не обратили внимание и на то, что я вышел. Катя просто продолжала монотонно делать минет моему другу, стараясь при этом насадиться как можно дальше на него. Я подошёл и сел рядом с Катей, в этот момент она остановилась и повернулась посмотреть на меня.

*Сл-л-л-л-л-л-л... * — собирала слюни во рту жена, чтобы что-то сказать.

— Ваня? — обратилась она ко мне, и долго смотрела на меня мертвецкий пьяным взглядом, — всё хорошо у тебя? — наконец выронила жена спустя долгую паузу.

Вопрос прозвучал с какой-то блядской хитрецой, будто я и не вижу всё происходящее, или я настолько пьян, что не должен особо реагировать. Жена как будто спрашивала «всё хорошо?», чтобы отвлечь моё внимание, мол, здесь ничего такого не происходит, будто сейчас я чем-то таким интересным занят, что можно отвлечь меня на что-то.

— Да... — хриплым голосом ответил я.

— Если хочешь, можешь пойти поиграть... — предложила Катя мне удалиться, — я не обижусь.

Блядское поведение хитрой жены меня конечно удивило, но вся обстановка так накалена была, что я не мог ничего развёрнуто ответить.

— Нет, я посижу тут... — возразил я, чуть пьяным голосом, и слегка разлёгся, спустившись ниже по дивану.

Всё это время левая рука моей жены продолжала наглаживать и потягивать шкурку на члене Вани, а вторая рука упиралась ему в грудь. Катя повернулась посмотреть на нашего друга, и он тут же воспользовался моментом и насадил её голову себе на член.

Картина была завораживающая. Властный и наглый Петя держал голову моей любимой жены одной рукой на затылке, а вторую подставил снизу, возле горла жены, развернув ладонь в положение от себя, будто заливая нектар какой-то в рот.

Член моего товарища не набирал должную величину то ли от моего присутствия, то ли от того, что много было выпито, но Петя не останавливался и продолжал насаживать голову Катюши, которой с каждой минутой становилось всё труднее делать глубокий минет, пока хуй моего товарища наливался кровью до отметки «максимум».

*Гх-х-хл-л-л!!! * — раздался тяжелый характерный звук в глотке моей жены.

— Не могу... — отстранилась она, собирая снова свои слюни.

— Просто доверься мне, ты не подавишься, спокойно открой рот, не зажимая губками ствол, — говорил он, постепенно погружая свой орган обратно ей в глотку, — а теперь постарайся дышать не через нос, а через рот.

Петя медленно начал качать лодочкой своим тазом вперёд и назад, погружая член к глотке, и высовывая его обратно.

— У-у-у-х-х-х... — выдохнула Катя.

— Высунь язык немного, только расслабленно... — попросил Петя и моя жена подчинилась.

И такими медленными толчками Петя погружал свой член всё глубже и глубже. Катя вцепилась обеими руками моему другу за задницу, пока он покачивал своими бедрами, от чего его штаны постепенно сползли до пола. Петя решил полностью освободиться от штанов, переступив ногами, затем закинул одну ногу на диван и начал более активно трахать мою прекрасную жену в рот.

Катина ночнушка задралась настолько, что полностью оголила её массивную задницу, и сзади я с удовольствием наблюдал за тем, как её сладкая жопа вывалилась на диван и слегка трясётся. Я осторожно полез рукой к торчащей заднице, в надежде достать до её сладкого пельмешка, но монотонные движения лодочкой не позволяли мне подобрать удобный ракурс пощупать жену.

Петя заметил, что я отстранился от жены и обратился ко мне.

— Вано-о-ох, я хочу кое-что попробовать сделать... возможно пока рано... но у неё хорошо получается...

Голос его был хриплым, и он еле как выговорил это предложение, постоянно отвлекаясь на рот моей жены.

— Ты это... — продолжил он, — спустись на пол, и поцелуй ей между ног.

Катя не оборачивалась ко мне, но когда я спустился по наказу моего сослуживца, то она молча раздвинула ноги, продолжая сосать и облизывать ему член. Снизу я увидел, как тряслись её сиськи в ночнушке, и как стекали слюни по её подбородку.

Жена задрала одну ногу на диван, приглашая меня полизать ей. Я осторожно отодвинул тонкую ткань её трусиков и медленно начал обсасывать её клитор. Какое моё удивление было, когда я своим ртом обнаружил просто предательски истекающую соками пизду. Вся промежность была мокрая и липкая, а запах оттуда исходил немного кислый, выдержанный, указывающий на то, что моя жена потекла ещё задолго до того, как начала делать минет нашему гостю.

Но когда? Неужели она потекла ещё на танцах, когда трясла своей задницей перед ним?

В этот момент ребята прекратили движения, и я посмотрел краем глаза наверх. За массивными дойками моей жены я не смог детально разглядеть, но похоже, что Петя вынул член и спускал тонкую длинную слюну моей жене в рот, а та послушно всё принимала в себя.

Я никогда не плевал на Катю и не пускал слюни ей в рот, а здесь Петя по-хозяйски накидывал своей слюны моей жене, а она спокойно всё принимала в рот. До этого момента, я представлял себе эту ситуацию, как будто мы с женой взяли член со стороны, чтобы развлечь друг друга эмоционально, но этот момент меня немного уколол, потому что Петя себе начал позволять больше, чем я рассчитывал, и даже больше, чем я сам себе позволял. С другой стороны, у меня в уме отложились все его действия, и я понимал, что обязательно тоже попробую всё именно так сделать.

Я продолжал нализывать клитор жене, пока моя родная сосала чужому мужчине. Она так вульгарно сидела, закинув одну ногу на диван, раздвинув её подальше набок, а другую оставила прямо болтаться в стороне на полу. Я сидел очень неудобно под ними и продолжал лизать, и тут я почувствовал, как одна рука легла на мой затылок, и Катя начала поддавать тазом на мои движения. В конце концов она просто монотонно водила своей промежностью круговыми движениями по моему лицу, прислоняя его к мокрой чвакающей писе грубее с каждой секундой.

— М-м-м-у-у-м-м-у-у... — послышались мычавшие стоны моей супруги.

— Вот так, а теперь задержи его в себе! — послышался голос Пети.

Катя судорожно вздрогнула всем телом, и её мокрая писька билась об мой подбородок в каком-то безобразном ритме.

— Да-а-а-а... терпи, ещё пять секунд!

*АГХБЛ... А-А-АГХБЛ-Л... ГХ-Х-Х!!* — послышались рвотные рефлексы Кати.

— Гх-х-у-а-а-а-а! — наконец выдохнула жена, освободившись от члена.

Катя снова схватилась за мой затылок и продолжала водить своей писей по моему лицу. Я чувствовал, как запах её выделений становился более приторным, и как он начал смешиваться с запахом запотевших тел моей супруги с другом.

Петя продолжал делать поступательные движения в глотку моей жены, не обращая никакого внимания на моё нахождение снизу. Чавкающие движения сверху просто сводили с ума, я так хотел посмотреть, что там происходит, но Катя не отпускала мою голову и начала конвульсивно дёргать своим тазом от моих прикосновений языком. В какой-то момент я поймал нужный ритм, и начал поедать её пельмешку, доводя жену до оргазма.

Наверху тоже всё активнее колыхалось и движения становились всё более небрежными. Петя залез второй ногой на диван и уже вовсю тряс голову моей супруги, забыв обо всём. Под конец он достал свой хуй и начал заливать лицо моей Катюши. Я слышал, как жена брыщала ртом, словно верблюд, от такой дикой ебли, после того как он достал свой хуй из её рта.

Жена вся тряслась, и постепенно её хват ослабевал, и я смог поднять голову. В этот момент я обнаружил, как Петя елозит своим хуём ей по губам, выдавливая последние капли из головки, а другой рукой сжимает ей сиську через ткань.

— Воу, Петя! Мы же договаривались без рук! — сердито воскликнул я.

— Оу... — тут же одернул свою руку Петя, и жена резко от него отстранилась с каким-то потерянным взглядом в пустоту, — Извини, я что-то заборщил маленько.

Катя убежала в ванную и закрылась там, через минуту послышалась вода. Петя весь засуетился, держал в руке штаны и никак не мог найти свои трусы, ползая на ковре, пытаясь отыскать их под диваном.

— Петь, трусы у тебя в штанах остались... — сказал я, уже почти окончательно отрезвев.

— О, точно! — вынул Петя свои трусы из штанины и резкими движениями натянул их на себя, затем следом за ними и штаны.

Мы приводили в порядок зал, убирая недоеденную еду обратно в холодильник. Жена ещё долго мылась и как-то неловко было Пете находиться со мной в таком пьяном состоянии после произошедшего.

— Ну, ладно, я пойду укладываться потихоньку, — сказал я, — ты тоже давай, отдыхай.

— Да, щас тоже себе постелю... — ответил Петя.

Внутри стало как-то пусто и не по себе. Я не мог сказать, что мне стало очень больно, но последние эпизоды, где Петя по-хозяйски лапал мою жену и спускал ей слюну в рот, меня действительно задели. Я не знал, о чём думать, но стояк так никуда и не делся, я был возбуждён, но в то же время о-о-очень погружен в свои мысли.

Через десять минут послышались шаги из ванной, дверь захлопнулась негромко, но жены всё также не было. Ещё через пару минут вошла Катя.

— Ты спишь? — спросила меня супруга.

— Нет... — шепотом ответил ей.

— Почему не спишь?

— Тебя ждал.

— Хорошо, сейчас лягу.

Уже через минуту моя любимая, облаченная в свою домашнюю пижаму, крепко обняла меня сзади, и не сказав ни слова, погрузилась в сон.

ОЦЕНИ РАССКАЗ:

следующий РАССКАЗ

Уроки минета моей жене. Часть 1. Армейский друг (Продолжение)

Уроки минета моей жене. Часть 1. Армейский друг (Продолжение)


Рассказ опубликован: 28.04.2022

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Уроки минета моей жене. Часть 1. Армейский друг"

Оставить свой комментарий